Дырки в киевских холмах

Содержание

Введение
Глава 1. Начало
Глава 2. Исследование Собачьей пещеры
Глава 3. Штольни памятника Славы
Глава 4. Китаевские пещеры
Глава 5. Разные походы февраля - апреля 1986 года
Эпилог
Послесловие к компьютерной версии

ВВЕДЕНИЕ

Все киевляне знают о существовании Ближних и Дальних лаврских пещер, были в них. Но многие не знают, что в том же и в других районах существует ещё много нецивилизованых пещер. А из тех, кто о них знает, большинство из-за лени, из-за боязни или осторожности предпочитают туда не лазить. Поэтому ходят туда только мальчишки лет 10-16, которые, быть может, не понимают опасности, а, может, просто из-за тяги к приключениям, потому что хочется чем-то увлекаться. Но несколько раз сходив в пещеры, уже ощущаешь призыв тишины, неизвестности, мрака. В пещерах на каждом шагу приходится преодолевать различные трудности, а от преодоления каждого препятствия получаешь большое удовлетворение.

Авторы, Медунец и Гуля, также увлеклись исследованием пещер. Под землёй они встретили много нового, интересного, и хотят об этом рассказать.

Хоть спелеология и изучает естественные (природные) пещеры, она имеет очень много общего с исследованием искусственных пещер, поэтому в этой книге по отношению к исследованию искусственных пещер приводятся цитаты, относящиеся к спелеологии.

ГЛАВА 1

НАЧАЛО

О снаряжении и одежде.

Для походов в пещеры очень важную роль играет снаряжение и одежда. Обычно перед тем, как идти в пещеру, надевают старую одежду. Однако это не очень удобно: нельзя её сильно пачкать, мочить. Гораздо удобнее (это Медунец и Гуля установили на собственном опыте) пещерную одежду брать с собой, а возле пещеры переодеваться. Это даёт важные преимущества: одежду можно пачкать, мочить и рвать сколько угодно и не нужно после каждого похода стирать. Правда, переодеваться на морозе не очень приятно, но всё-таки приятнее, чем ходить в заледенелой одежде. Медунец и Гуля, начиная с ноября 1985-го года, ходили в пещеры в резиновых сапогах, спортивных штанах, куртке и шапке. Резиновые сапоги защищают от воды, которой в пещерах обычно много; спортивные штаны дают большую свободу движений; шапка предохраняет голову от грязи, а куртка защищает от капающей с потолка и льющейся из верхних ходов воды. Молния на куртке совершенно непригодна, т.к. моментально засоряется. Пуговицы быстро отрываются при пролезании через узкие места (завалы, сужения и т.п.). Лучше всего подходят кнопки. Они ни за что не цепляются, не засоряются, не отрываются, легко застёгиваются и расстёгиваются замёрзшими руками (а это тоже немаловажный фактор).

Но самая лучшая одежда для пещеры - это брезентовый комбинезон. В нём особенно удобно лазить в узкие щели. Но достать его гораздо труднее, чем старую куртку или спортивные штаны.

Теперь о снаряжении.

Фонари должны быть удобными, обязательно вешаться на плечо или хотя бы на руку. Иначе очень трудно лезть наверх любым способом, даже по лестнице. Хорошо, если фонарь герметичный, иначе он обязательно заржавеет.

С собой всегда нужно брать запасное освещение: свечи, спички в герметичной упаковке, запасной фонарь. Иначе можно остаться в пещере без света, а это очень опасно. Батарейки нужно брать про запас на час-два, т.к. в пещере всегда много неожиданностей.

Налобный фонарь удобен в высоких естественных пещерах, в искусственных же он может разбиться о понижение потолка.

Если рисуется план пещеры, то нужен компас. Он обязательно должен быть наручным. Светящаяся краска в пещере бесполезна, т.к. она быстро гаснет.

В пещере всё снаряжение, особенно верёвки, лестницы и фонари, должно быть надёжным. Перед походом его нужно тщательно проверить, отрегулировать, почистить, чтобы оно не отказало. Халатность здесь может дорого обойтись. Если все меры предосторожности будут выполнены, шансов на успех будет больше.

Первым предложил ходить в пещеры Гуля, а Медунец до этого даже не знал о их существовании, хотя тяга к разным подземным ходам была у него и раньше. Гуля впервые попал в "дикие" пещеры, когда ему было лет 7, со своим старшим братом. До этого он, естественно, бывал в Ближних и Дальних пещерах Киево-Печерской лавры и даже в одесских катакомбах, но это запомнилось гораздо меньше.

С братом Гуля ходил в течение примерно полутора лет. Потом у брата появились другие заботы, и у Гули был перерыв в посещении пещер. Но любовь к пещерам уже была заложена в его душу. Поэтому классе в четвёртом он возобновил свои походы. Он ходил с друзьями, с одноклассниками. За три похода он исследовал пещеру, у которой один из ходов был завален бочкой. Кстати, из-за этого эта пещера и получила название "Бочка". Здесь он впервые встретился с натёками из кальцита: в одной из ниш были очень красивые каменные растения - мох, покрытый тонким, но прочным слоем кальцита нежно-коричневого цвета. Там же он нашёл старый и ржавый факел. Казалось бы, в киевские пещеры ходит много людей, как там можно найти что-нибудь интересное? Но, "Ad augusta per angusta" (высоких целей достигают, преодолев большие трудности). Этот ход был очень низкий; чтобы в него попасть, нужно было ползти. По полу текла холодная вода. Поэтому почти никто не решался туда лезть.

Потом Гуля исследовал прямую пещеру, в которой было 8 подземных башен высобой 4-10 м. Последняя была самая высокая - метров 15, но, что самое неприятное, дальше ход продолжался на высоте метров 10. Залезть туда они не смогли. На обратном пути они встретили двух мальчиков года на два старше. Они собирались принести металлические колья и молоток, позабивать их между кирпичей и по ним залезть. Они предложили Гуле и его другу ходить вместе и для этого встретиться через день в шесть часов вечера возле входа в пещеру. Но в последний момент Гуля не пошёл, сам не понимая, почему. Об этом эпизоде ещё будет говориться ниже.

Когда Гуля в следующий раз был в этой пещере, на большой купол вели прибитые кольями к стене лестницы, но и по ним залезть было непросто. На залезание они впятером потратили около часа. Это, конечно, был риск: ведь лестницы были подгнившими и каждая держалась только на одном колышке, но в пещере человек, как правило, проявляет больше отваги и безрассудства для достижения какой-то цели, чем на поверхности. Когда они залезли, то вскоре увидели завал. Но Сирано де Бержерак говорил: "Чем бесполезнее, тем прекраснее". После этого похода они очень устали, насквозь промокли и продрогли, но были очень довольны.

В течение почти всего восьмого класса Гуля в пещеры не ходил, т.к. это был первый год учёбы в ФМШ. Только в конце учебного года он предложил ходить в пещеры Медунцу и Ярику, и они стали ходить вместе.

Медунец до совместных походов с Гулей, как уже отмечалось, в пещерах не бывал. Но желание ходить в пещеры возникло у него давно. Когда ему было лет 8, ему всё время хотелось вырыть во дворе подземный ход, но больше 20-30-сантиметровой глубины детской лопаткой было копать уже очень трудно, и он, думая, что в этом месте слишком твёрдая земля, шёл копать в другое место.

Их первый совместный поход состоялся в апреле 1985 года, в конце восьмого класса. В этом походе они пошли в две пещеры - "Бочку" и "8 куполов". Пещеру возле Аскольдовой могилы, которую незадолго до этого Гуля нашёл, но ещё в неё не ходил, они не исследовали из-за боязни. Они испугались по разным причинам: Медунец увидел там рычащую собаку, а поскольку у него уже был горький опыт в этом отношении, ему туда идти не хотелось. Ярик увидел в глубине пещеры слабый зелёный свет, равномерно движущийся справа налево. Это его очень испугало. Гуля подчинился общему настроению. Потом они нашли штольню. Зайдя немного вглубь, они увидели развилку. Идти в неё у них уже не было времени, и они решили отложить исследование.

Через несколько дней они ещё раз пошли исследовать пещеру возле Аскольдовой могилы. Преодолевая страх, они шли всё дальше и дальше. Но тут они увидели, что через 30 метров она кончилась тупиком. Тогда Гуля объяснил Ярику, что за свет он видел в глубине пещеры. Просто он засветил себе глаза фонарём, и то, что он видел, было изображением лампочки фонаря на сетчатке глаза. Это яркий пример того, насколько в пещерах всё необычно, под землёй нельзя даже полностью доверяться ни своим глазам, ни ушам.

Примерно с этого времени Гуля и Медунец начали читать литературу про пещеры: сначала книгу киевского археолога П.П.Толочко "Тайны киевских подземелий", а через некоторое время - книги известного французского спелеолога, писателя и лектора, лауреата Нобелевской премии Норбера Кастере "Моя жизнь под землёй", "Зов бездны", "Тридцать лет под землёй", "Полвека под землёй", книгу советского спелеолога В.Танасийчука "Под землёй с фотоаппаратом", книгу про пещеры Тернопольщины "Подорож у п╕дземну казку".

Но, конечно, они продолжали параллельно с этим ходить в пещеры. Ведь в одной из своих книг Н.Кастере говорил: "Да, любым зрелищам, любым театрам я предпочитаю мои пещеры, где я наслаждаюсь свободой, фантазиями, неожиданными открытиями. Кроме мерного звука капель, падающих с потолка, ничто не нарушает полной тишины".

ГЛАВА 2

ИССЛЕДОВАНИЕ СОБАЧЬЕЙ ПЕЩЕРЫ

После первых нескольких походов они купили хорошие фонари. Ходить стало абсолютно некуда, т.к. Ярик уехал отдыхать и просил без него в штольни не ходить. Пришлось заняться поисками. Однажды они решили прогуляться от одной трамвайной остановки до другой и нашли, наконец, пещеру. Вход имел очень непривычный вид: возле трамвайных путей была дыра глубиной два метра, и внизу шёл кирпичный ход. Когда они спустились, то увидели, что ход завален бетонными балками. Естественно, они попытались его разобрать, но у них ничего не выходило. Принесли лом, но и он не помогал. Тогда Медунец взял, и от злости сильно толкнул верхнюю балку. Она поддалась, но в конце, зацепившись за потолок, застряла. Они всунули между ней и потолком лом и пытались свалить её дальше, но это не удавалось. Они уже решили уходить, но, когда вытащили лом, балка сама упала вниз позади завала. Это прибавило им энтузиазма. Остальные балки стали поддаваться легче. Они разобрали только верх завала, так, чтобы можно было пролезть дальше. Когда они преодолели этот завал, то обнаружили за ним следующий, но у них уже не было ни сил, ни времени, чтобы его разбирать. На обратном пути они сделали ценную находку, которой сначала не придали значения: они нашли крепкую верёвку.

На следующий день Гуля и Медунец опять пошли туда. Разобрав второй завал, они увидели за ним третий. Этот завал был сложнее первых двух. Они пытались сдвигать балки, держась за скобу у них сбоку, но ничего не получалось. И тут они вспомнили про верёвку. Её же можно привязать к этой скобе и тянуть балку на себя! Этот способ оказался очень эффективным. Но за третим завалом последовал четвёртый, самый сложный. На его разборку они потратили полтора часа. После четвёртого было ещё три завала, но два последних Медунец должен был разбирать сам, т.к. Гуля проткнул себе сапог и по неопытности боялся промочить ноги: на полу воды было сантиметров 20. Им повездо, что шестой и седьмой завалы были хилыми и их можно было разобрать в одиночку без верёвки. Когда Медунц посветил прямо, то увидел, что путь преграждала кирпичная стена, однако при дальнейшем исследовании оказалось, что вправо и влево идут ходы. Они не исследовали их в этот день, т.к. у них не было времени и сели батарейки. Когда они вылезли, то увидели, что пробыли в пещере больше 4,5 часов. После такой долгой и тяжёлой работы у них возникла естественная мысль, что кто-нибудь может воспользоваться плодами их труда. Даже Н.Кастере говорил: "Я ревниво относился к "своим" пещерам и думаю, что то же чувствуют исследователи-одиночки, не желающие, чтобы их открытия, часто сделанные ценой значительного волевого и физического напряжения, подвергались вульгаризации, а порой и профанации". Чтобы этого не произошло, они решили заложить вход бетонной плитой, которая лежала неподалёку. Она оказалась очень тяжёлой, и, когда они опускали её, Гуля прищемил себе палец, и поэтому исследования пришлось на день отложить. За это время они купили новые батарейки и привели в порядок остальное снаряжение.

Когда они снова пришли для решительного штурма этой пещеры, на них, как это иногда бывает в пещерах, сразу накинулись неудачи. После преодоления второго завала между балками провалился нож. Когда они попытались его достать, туда же провалился один из фонарей. Когда они его вынимали, от удара о балку сломался второй фонарь. Тут выяснилось, что запасные фонари и спички остались перед первым завалом. Т.к. фонарь ударил о балку Медунец, он и полез за запасным. При перелезании через завал он потерял второй нож (тогда они зачем-то взяли с собой два ножа). В темноте он дошёл до портфеля со снаряжением. Но, как говорил Мариус Берше, "когда трудности кажутся непреодолимыми и препятствия множатся, это значит, что успех близок".
Купол. Вид наверх.
Купол. Вид наверх.
С помощью запасных средств освещения удалось достать провалившийся фонарь. Фонарь, который погас от удара, удалось починить только дома. Не достали из-за балок и ножи. Последующие пять завалов они преодолели без приключений. Сначала пошли влево. Чуть дальше ход раздваивался: один ход шёл прямо, другой - направо. Они пошли направо и пришли в круглую подземную башню с куполообразным сводом, которую назвали куполом. На самой его вершине было пробито отверстие современного происхождения, которое вело на поверхность. Чуть ниже свода выступал карниз, с которого текла вода. Они не придали этому особого значения. Ход, который шёл прямо, опять раздваивался. Они сначала пошли в правый ход, но и он вскоре закончился куполом. В этом куполе стояла старая металлическая лестница, покрытая слоем натёков, а с карница свисала верёвка. Лестница не достигала карниза метра 4. Верёвка и лестница вызвали у них подозрения насчёт карниза: для чего он, и почему оттуда течёт вода? Но это были очень смутные подозрения. Они отправились в левый ход от последнего раздвоения. На полу там лежал толстый слой грязи, который неприятно засасывал ноги. Вдруг они увидели впереди дневной свет. Это, вероятно, был выход или отверстие в потолке пещеры. Ход дальше был прямой и не предвещал ничего интересного, и они уже собирались повернуть назад, но тут Гуля заметил недалеко боковой отворот направо. Когда они к нему подошли, грязь доходила почти до края сапог. Они всё же попытались пройти к выходу или отверстию, из которого бил дневной свет, но, зачерпнув пару раз сапогами грязную жижу, они оставили эти попытки. Отворот вправо тоже вскоре раздваивался прямо и вправо. Они пошли направо. Там был ещё один купол, самый низкий. Карниз находился на высоте 5-5,5 м, тогда как в других куполах он находился на высоте 7,5-8,5 метров. В стены, как и в других куполах, были вбиты железные колья.

Ход, который шёл прямо, заканчивался выходом, закрытым канализационным люком. Они попытались его поднять, но, увы, это оказалось им не под силу. И тут они увидели, что в стену вделана гранитная доска, на которой выбит интересный герб. Они пошли обратно, чтобы исследовать ход вправо от завалов.

Там ход был очень разрушен, но вскоре снова стал нормальным. Он повернул и вывел их в большую пещеру высотой метра 2 и шириной метра 2,5-3, шедшую вправо и влево. Сначала они пошли вправо. Высота хода всё время увеличивалась. Вскоре они пришли к стене - концу хода, из которой шла труба современного происхождения. Потолок был высотой метров 9, и там, где стена сходилась с потолком, чернело отверстие. Скобы, вбитые в стену, вели как раз туда. Но отверстие привело к люку, который открыть не удалось. Они вернулись и пошли по большому ходу в другую сторону. Он начал подниматься. Потолок повысился до 3-3,5 м. По полу тёк сильный поток воды. Где-то впереди слышался шум большого водопада. Вскоре ход выровнялся. Потолок его повысился метров до 4.
Они пошли дальше и увидели на высоте 1,5 м от пола боковой отворот влево. Но они решили заняться им потом, когда исследуют большой ход. Он привёл в очень большой колодец, который они назвали Собачьим, т.к. он находился под собачьей площадкой. В связи с названием этого колодца они и всю пещеру стали называть Собачьей. В этот колодец с 40-метровой высоты падал поток воды, не давая им пройти внутрь. Диаметром он был 7 метров. На высоте 4 метра от пола в нём чернело отверстие хода, заложенного чуть дальше кирпичом. Они пошли в увиденный ими ранее боковой отворот. Шли они довольно долго; ход петлял, в нём было довольно много красной глины. Вдруг за очередным поворотом они увидели дневной свет. Это был выход. Тут они обратили внимание на то, что в стене недалеко от выхода имеется отверстие, но они его не исследовали. Выход имел правильную форму. Сверху его наполовину закрывала металлическая решётка. Когда кто-то из них до неё дотронулся, она с грохотом упала и закрыла проход. Пришлось её поднимать.
План нижнего яруса Собачьей пещеры
План нижнего яруса Собачьей пещеры
Когда они вылезли, то увидели, что находятся возле метро "Днепр". Им стало даже как-то неприятно, что не заметили этот выход раньше. Они уже собирались идти домой, но тут Медунец подумал, что из куполов могут идти ходы, как в пещере "8 куполов". Странно, как они не догадались об этом раньше? Они тут же пошли обратно, вспомнив, что в стены куполов вбиты железные колья, и можно попытаться по ним залезть.

В первом куполе их ждала неудача: Медунец, встав на второй кол, не смог дотянуться до третьего. Гуля хоть и дотянулся до него, но только одной рукой, и, естетственно, не смог подтянуться. Во втором куполе Медунец залез на лестницу, которая там стояла, встал на кол, который находился выше последней ступеньки, но до следующего дотянуться не смог. В третьем, самом низком куполе, колья были наиболее удобными, но, когда Медунец схватился за какой-то из них, тот предательски зашатался, и он вынужден был слезть. Залезть на купола представлялось им задачей малореальной.

В следующий раз они пошли в неисследованный отворот недалеко от выхода возле метро "Днепр". Этот отворот был штольней, имеющей в поперечном сечении форму овала. Ход был длинный и прямой и к их разочарованию (ведь нужно было возвращаться) закончился тупиком. Это был последний поход начального периода исследований. На следующий день Медунец уехал к бабушке, пообещав Гуле, что сплетёт за время отдыза верёвочную лестницу. Потом был трудовой лагерь и другие мероприятия, так что оставшуюся часть лета они не могли проводить исследования. Но за это время Медунец выполнил обещание, данное Гуле: он сплёл крепкую 8-метровую верёвочную лестницу, но его родители увидели её и запретили брать куда-либо.

В это время они догадались, зачем нужны завалы из бетонных балок. Эти балки были такие же, как те, из которых сделаны штольни. Их туда принесли, чтобы сделать из этой пещеры штольню! Значит, многие штольни - это бывшие пещеры. Это прибавило им энтузиазма в исследовании штолен.

С начала девятого класса они снова пошли на штурм куполов, уже вместе с Яриком. Но их постигла неудача. Всё же они сделали одно довольно важное дело: открыли люк возле герба. Когда они вылезли, то увидели, что находятся в зарослях у подножия склонов между трамвайными остановками "Метро 'Днепр'" и "Музей Великой Отечественной войны". Чуть позже Медунец и Гуля повели туда Балю. Показав ему пещеру, они вылезли, и с ними произошёл пренеприятнейший случай: их забрали в милицию. Это произошло, потому что они тогда ещё не переодевались в пещерную одежду возле входа в пещеру. К тому же, это было в учебное время. Они были не в школьной форме, потому что в этот день они ехали в колхоз. Короче, одного взгляда было достаточно, чтобы принять их за бродяг.

Через несколько дней Медунец принёс к люку с гербом две железные лестницы с крюками в надежде, что с их помощью можно будет залезть на самый низкий купол. В ближайшее воскресенье Гуля, Медунец и Ярик попытались это сделать. Нести по пещере тяжёлые металлические лестницы в полусогнутом состоянии было делом не лёгким. Когда они всё же донесли их до цели, выяснилось, что, стоя на последней ступеньке, нельзя даже коснуться рукой карниза. Они очень расстроились, возникла даже мысль пойти домой. Но тут Гуля подумал, что можно попробовать принести лестницу из второго купола. Но как протащить такую длинную лестницу через все повороты узких коридоров пещеры? Всё-таки решили попробовать: ведь как-то её туда принесли. На вид эта лестница была старой и ржавой. Гуля заметил неестественные утолщения посередине лестницы. Это были не натёки. Значит, лестница раскладная, а это - стык. После пятнадцатиминутной работы лестницу удалось разобрать. Они удивились, увидев, что лестница совсем не ржавая, хотя покрыта натёками, значит, стоит в пещере уже долго. Тут они обратили внимание на стоящую на полу третью часть лестницы. Всё это они отнесли в самый низкий купол. После сорокапятиминутной работы им удалось соединить первые два сочленения. Они очень устали и промокли от воды, лившейся на них с карниза, поэтому попытки поставить третье сочленение не увенчались успехом.

После недельного перерыва они пошли уже вчетвером: Медунец, Гуля, Баля и Ярик. Но этот поход не удался совсем: как только они пришли на место, выяснилось, что один из четырёх фонарей не работает. Починить его у входа не удалось, поэтому одному из них пришлось идти без освещения. Когда они дошли до купола, Баля и Ярик уже захотели домой, Медунец тянул всех ставить третье сочленение, Гуля сохранял нейтралитет. Всё-таки Баля попытался поставить третье сочленение, но у него ничего не вышло. Тут случилось ещё одно проишествие: потух второй фонарь, и им ничего не оставалось делать, как пойти домой. После этого Гуля и Медунец начали понимать, что, чем меньше людей в пещере, тем лучше, и что без энтузиазма ничего добиться нельзя. Эта догадка подтвердилась в следующем походе, когда они пошли вдвоём.

Как только они пришли в купол, Гуля предложил Медунцу залезть на лестницу и стать на её последнюю ступеньку. Но Медунец забоялся - он не любитель острых ощущений, особенно если это связано с падением. Когда Гуля залез сам, то оказалось, что карниз находится на уровне его груди. А ведь до этого они думали, что с последней ступеньки нельзя даже дотянуться до карниза. Но залезать без третьего сочленения было всё-таки опасно. Поэтому они стали думать, как его присоединить. Тут у Медунца созрел план. Он залез на верх лестницы и попросил отвести её от стены. После того, как Гуля это сделал, он перебрался на ту сторону лестницы, которая до этого примыкала к стене. Потом он попросил прижать его лестницей к стене и подать третье сочленение. Когда Гуля это сделал, Медунец попытался состыковать третью часть с двумя другими. Но сходу это сделать не получилось. Вскоре он устал. При этом он чуть не уронил третье сочленение Гуле на голову, но Гуля, увидев, что оно падает, спрятался в боковом отвороте. После этого небольшого проишествия Медунец, немного отдохнув, ещё раз попытался надеть сочленение. На этот раз это увенчалось успехом вопреки прогнозам Ярика. Они очень обрадовались. Гуля первый залез по лестнице в верхний ход, потом Медунец. Лезть по крепкой железной лестнице, хотя и под небольшим водопадом, было нетрудно и нестрашно.

Новый ход был такой же, как и ходы нижнего яруса, только кирпич, из которого он был сложен, был немного белее. Но ход вскоре привёл к завалу из рыжей глины. Между ней и потолком была небольшая щель. В неё можно было с трудом пролезть. Когда они это сделали, то оказались по колено в глине в круглой подземной башне, закрытой сверху деревянной обитой железом крышкой. Карниза в этой башне не было. Когда они посмотрели друг на друга, то увидели, что полностью покрыты рыжей глиной. Норбер Кастере по этому поводу говорил: "Для спелеолога самая клейкая, вязкая, зыбкая и всё покрывающая своим слоем глина никогда не бывает просто грязью, а всегда остаётся благородным веществом, которым он весь пропитывается, которое покрывает его с головы до ног, а иногда превращает в ледышку, но которое в конечном счёте до такой степени неизбежно и привычно, что становится как бы классической, неизбежной чертой пещер. Весь вымазанный глиной, на этот раз, скажем, просто гразью, спелеолог не имеет ли права с гордостью сказать, как Сирано де Бержерак: "Я элегантен морально!"

Они начали осматривать стены башни и заметили, что раньше из неё шло ещё два хода. Эти ходы были до самого потолка завалены глиной. Они сразу решили их раскопать и проникнуть внутрь. Но у них не было чем копать, а где достать лопаты, они не знали. К следующему походу Медунец принёс лопаты, и они с Гулей пошли копать. Это оказалось делом довольно трудным, т.к. после слоя мягкой красной глины началась жёсткая синяя. Они копали около трёх часов, но глина всё продолжалась. Тогда решили продолжить раскопки на другой день, поэтому пошли мыться, ведь после каждого похода приходилось стираться в уже холодном Днепре. Гуля, как всегда, мыл штаны на себе, а Медунец решил применить новшество: он снял штаны и начал их стирать. Правда, когда он это делал, прохожие оглядывались, но зато это было удобнее.

Там они сделали ещё одно наблюдение. Рядом с пещерой в Днепр из трубы текла вода. После того, как они были в пещере и мутили там воду, из этой трубы также текла мутная вода, а в других случаях вода была чистой. Из того они заключили, что здесь вода из пещеры втекает в Днепр.

На осенних каникулах они пошли уже в большем составе - с ними пошли Ярик, Баля и Клёпа. Но, как говорилось выше, с увеличением количества людей далеко не всегда увеличивается количество проделанной ими работы. Так было и в этот раз. Они копали дальше в том же месте, где кончили в прошлый раз. Скоро они упёрлись в каменный завал. Потолок в этом месте кончался и уходил куда-то вверх под прямым углом к полу и стенам. Камни были настолько большими, что разобрать завал не представлялось возможным. Стали копать в другую сторону, но, чуть-чуть поработав, Ярик и Баля захотели домой. Остальные вынуждены были последовать за ними. Когда они вылезли, то увидели, что у них кто-то украл вещи, найдя их под кучей опавших листьев, куда они их спрятали. За этот день они впятером сделали столько же работы, сколько перед этим вдвоём. Следующий поход состоялся через неделю, но Гуля в нём не участвовал, т.к. в это время у него была творческая депрессия. Это произошло главным образом потому, что на него в это время очень сильно влиял Ярик, который пытался убедить Гулю, что ходить в пещеры глупо и нелепо, и лазить туда - это занятие для дураков, а не для умных людей. Поэтому в этот раз пошли Медунец и Тарасик Руденко. Они копали в другую сторону, но там, как и в первом ходе, их остановил каменный завал.

Через месяц Гуля стал исправляться. Это произошло потому, что он стал меньше слушать Ярика, а также толчком к этому во многом послужило прочтение книги Н.Кастере "Моя жизнь под землёй".

Вскоре Гуля с Медунцом пошли в магазин "Рыбалка". Там они купили двадцатиметровый лодочный трос и компас. Как раз в это время они перешли на новую форму одежды: если раньше перед входом в пещеру они переодевались лишь частично или совсем не переодевались, то теперь они, несмотря на холод, первый раз переоделись полностью. Новая форма одежды имела очень большие преимущества: она давала большую свободу движений, чем какая-либо другая одежда, а также в ней можно было не боясь пачкаться как угодно и сколько угодно. Однако она имела и два недостатка: во-первых, нужно было привыкать переодеваться на морозе, и, во-вторых, на переодевание тратилось довольно много времени. К тому же, не всегда возле входа было безлюдно. Но в целом новая форма одежды была намного лучше старой. Поэтому у Гули дома был организован штаб, где хранилась вся пещерная одежда и вообще всё снаряжение, и который служил отправной точкой для всех походов. Всё это было подготовкой к штурму высоких куполов. Залезть туда они хотели таким способом: ранее уже говорилось про отверстие в своде одного из куполов. А что, если найти это отверстие на поверхности, спустить туда верёвку, а потом по ней залезть?

Отверстие на поверхности нашли быстро. Для этого посчитали число шагов от купола до выхода, определяя направление по компасу (правда, для этого Гуля дважды преодолел семь завалов), а потом от входа прошли столько же шагов и в том же направлении на поверхности. Это отверстие было в тяжёлой бетонной плите. Они опустили трос в дырку и закрепили его. Потом пошли в купол и попытались по ней залезть. Но Н.Кастере писал: "Под землёй лёгкого не бывает. Трудности составляют правило, и приходится без конца идти на штурм, проявлять настойчивость, упрямо идти вперёд". Отверстие они нашли правильно, а верёвки еле хватило: высота купола была метров 17-18. Залезть по верёвке не получилось, зато Гуля, повисев на ней, убедился, что человека она выдерживает. Тогда он предложил навязать на тросе стремена, т.е. петли, чтобы легче было залезать. Для начала снизу сделали два стремени. Но когда попробовали по ним немножко подняться, верёвка растянулась и расстояние между стременами увеличилось до 75 см, и до верхнего дотянуться ногой было слишком сложно. Они пошли домой, т.к. очень устали.

В следующий раз Гуля навязал стремена на всей верёвке с расстоянием 30 см. Работа в этот, как и в прошлый раз, была осложнена очень неприятной вещью - холодом. В этот раз на поверхности было меньше -10°, хотя в пещере и оставалось около +10°. При попытках залезть проявился недостаток стремян: вися на тросе, было почти невозможно засунуть ногу в стремя. Нужно было искать другие средства для достижения цели.

И тут Медунец вспомнил о верёвочной лестнице. Чтобы родители не заметили, он поздно вечером выбросил её через балкон, а утром поднял и принёс Гуле. По дороге в пещеру они размышляли над тем, как залезть в самый высокий купол, если ход, идущий из среднего купола, не соединяется с ходом, идущим из высокого. Так ничего хорошего не придумав, подошли к входу. Лестницу прицепили минут за 40. Гуля полез первым, т.к. Медунец боялся. Лезть по качающейся во все стороны верёвочной лестнице, да ещё под холодным "душем", было не слишком приятно, особенно когда холодная вода текла за шиворот. Вначале Гуля думал только о том, за что схватиться, как оттолкнуться от стенки, чтобы не попасть под поток воды и т.п. Стоя на последней ступеньке, он начал думать о том, как перелезть с лестницы в ход. Потом его мысли начали уходить в сторону: некрепкая верёвка, скользкие ступеньки и т.д. В этот момент у него даже задрожала нога. Но он понял, что об этом думать вредно, и начал перелезать на карниз. Ему казалось, что его остановка на последней ступеньке была очень короткой, а Медунец утверждал, что она длилась довольно долго - минут пять. Ведь В.Танасийчук говорил: "И ещё одно свойство пещеры... на каждое, самое простое дело уходит втрое больше времени, чем на поверхности. Даже мысли, кажется, плывут медленно и неторопливо".

Чуть погодя полез Медунец. Надо сказать, что он волновался больше, чем Гуля. Но ему было несколько легче, т.к. вверху Гуля подал ему руку. Верхний ход был прямой и вскоре привёл в такую же башню, как наверху самого низкого купола. Из этой башни вправо шёл ход, тоже заканчивающийся каменным завалом. Картина была точно такая же, как та, которую они увидели, когда залезли на самый низкий купол. Интересно, откуда здесь такие большие камни, и что за купола были ими завалены? Может, они ведут на третий ярус, а может быть, это такие же башни, как та, в которой они в тот момент находились? А может, ещё что-нибудь, ведь Н.Кастере говорил: "Альпинист может изучать гору своей мечты, рассматривая её в бинокль, и намечать глазами путь возхождения среди тропинок и скал. Спелеолог же, строя предположения, почти всегда ошибается из-за неожиданностей и невероятных сложностей подземного мира. Увы! Все его гипотезы разбиваются, сталкиваясь с непреодолимыми препятствиями".

Влево шёл нормальный ход. Кирпичи, из которых он был сложен, были намного белее, чем в нижнем ярусе. Пол был покрыт толстым слоем красной глины. Это доказывало, что до них там давно никто не ходил. Ход привёл в ещё одну подземную башню. Из неё шло три хода кроме того, из которого они пришли. Возникло предположение, что ход, идущий влево, ведёт в высокий купол. Решили проверить. Это действительно оказалось так. Теперь они увидели, как держалась верёвка, свисающая оттуда. Оказывается, из неё сделали петлю и набросили её на карниз. Ход, шедший вправо от башни, заканчивался тупиком. Там было очень много красной глины, Гуля набрал её себе в сапоги. Медунец был в кедах, так что ему было всё равно. Ход, шедший из этой башни прямо, заканчивался каменным завалом. Быть может, этот ход соединяется с ходом, идущим вправо от башни низкого купола.

Больше в этой пещере исследовать, вроде бы, нечего. Поэтому Медунец и Гуля на время о ней забыли.

ГЛАВА 3

ШТОЛЬНИ ПАМЯТНИКА СЛАВЫ

Летучие мыши

С летучими мышами связано много всяких историй и сказок. У большинства людей летучие мыши неоправданно связываются с вампирами, ведьмами, чертями и т.п. Среди летучих мышей действительно есть вампиры, но это семейство настолько мало по сравнению с общей численностью летучих мышей (а они населяют почти весь земной шар), что говорить о них мы не будем, к тому же в СССР вампиры вообще не водятся. Очень популярны рассказы о том, как летучие мыши ночью запутываются в волосах, пьют человеческую кровь и т.п. Это клевета. Летучие мыши - не только безвредные, но и очень полезные животные. Они поедают массовых вредителей сельского и лесного хозяйства, кровососущих насекомых. Поэтому их надо охранять.

Летучие мыши - теплокровные животные. Однако в период зимней спячки температура их тела почти сравнивается с температурой окружающей среды. Поэтому они зимуют в пещерах, штольнях, трещинах, где температура не опускается ниже 0°. Нередко летучие мыши на зиму улетают на юг. Некоторые из них преодолевают значительные расстояния - более 1000 км. Здесь проявляется поразительная способность летучих мышей всегда находить свою пещеру. Когда несколько летучих мышей на поезде отвезли на 400 км от их пещеры и отпустили, все они безошибочно нашли родные места. Как летучие мыши и перелётные птицы ориентируются, пока не выяснено.

Другая не менее удивительная способность летучих мышей - "видеть" в абсолютной темноте - долго оставалась загадкой. И только в 1940 году два физика Гарвардского университета Гриффит и Галамбос (Гэйлэмбос) установили, что в полёте летучие мыши издают ультразвуки с частотой порядка 50000 Гц, а каждый такой "крик" длится немного меньше двух сотых секунды. Громкость звука очень высока - по аналогии со слышимыми человеком частотами крик летучей мыши соответствует ружейному выстрелу. По времени запаздывания эха летучие мыши определяют расстояние до препятствия. Эхолокация у летучих мышей настолько хорошо развита, что позволяет им ночью охотиться за насекомыми, различать препятствия (например, проволоку) диаметром 0,1-0,08 мм. Дальность действия эхолокации не превышает 10-15 м.

В квартире летучие мыши ведут себя совсем не так, как птицы, которые натыкаются на стёкла, различные предметы. Летучая мышь делает круги сначала под потолком, потом, постепенно снижаясь, доходит до самого пола. Всё разведав, она иногда садится на пол, а чаще всего повисает на потолке головой вниз. При размахе крыльев 30 см летучая мышь пролетает в щели 10-15 см, ничего не задевая.

Крыльями летучая мышь машет быстро, 5-10 раз в секунду.

В Киеве наиболее распространена рыжая вечерница, в Советском Союзе кроме неё водятся ушан, подковонос, водяная ночница.

Размеры летучих мышей бывают самые разные: размах крыльев бывает от 7 см до 1,4 м. Продолжительность жизни точно не установлена, но предполагают, что летучие мыши живут около 20 лет.

Тело летучей мыши покрыто мягким пушком. Вообще, это очень нежное и приятное животное, которое не нужно обижать только из-за предрассудков.

Многие думают, что в Киеве нет подземных лабиринтов, что все пещеры прямые, и в них нельзя заблудиться. Но это не так. Действительно, немного людей знает о существовании подземной системы, начинающейся на склоне южнее памятника Славы, и заканчивающейся далко за мостом Метро возле Зелёного театра, который находится ниже метро Арсенальная, и совсем немногие могут в этой системе свободно ориентироваться. Некоторые участки её находятся на глубине 70-80 м. Это штольни - хода, сложенные из железобетонных балок в виде трапеции. С исторической и археологической точки зрения они не представляют интереса.

Эта система была открыта совершенно случайно. Известно, что днепровские склоны во многих местах изрезаны оврагами, иногда очень похожими друг на друга. Как-то раз в июне 1985 года Гуля, Медунец и Ярик решили пойти в пещеру возле Аскольдовой могилы, в которую они побоялись идти в первый поход. Она находилась как раз в таком овраге. Но они случайно свернули не в тот овраг. Перед собой они увидели кирпичную стену, в которой был вход в подземелье. Хотя кирпичи над входом были сложены в форме арки, ход был сделан из бетонных балок. Они решили, что это пещера, из которой сделали штольню. Ход был закрыт железной решётчатой дверью, которую после некоторых усилий удалось открыть. Они зашли в тёмный коридор. Через 20-30 метров была развилка: прямо шёл кирпичный ход, а влево и вправо - бетонные. Они пошли прямо, но ход скоро кончился: вверх шла металлическая лестница, и оттуда текла вода. Они боялись промокнуть и поэтому повернули назад. Теперь они решили пойти в правый (если смотреть от входа) ход. Там через 20 метров был кирпичный отворот налево. Но они пошли прямо. Вскоре они увидели ещё один такой же отворот. Надпись, сделанная мелом на выступающей с потолка балке, предупреждала, что прямо тупик. Убедившись в этом, они пошли в боковой отворот. Сначала ход был прямой, потом резко повернул направо и вывел их в круглую подземную башню диаметром метров 7 и высотой метров 20. Вверх шла металлическая лестница. Они решили подняться. Путь на поверхность преградила бетонная крышка. Общими усилиями её удалось поднять, и они вылезли на поверхность. Оказалось, что они прошли под землёй довольно большое расстояние. Эта подземная система уже тогда поразила их своей разветвлённостью и протяжённостью. У них было чувство, что она очень большая, и исследовать её придётся очень долго.

Ярик вскоре уехал и попросил без него туда не ходить. Но когда он приехал, он вообще забыл, что такая система существует. Потом, как уже отмечалось в гл.2, был трудовой лагерь, поэтому тем летом они в пещеры, можно считать, не ходили. Н.Кастере писал: "Различные жизненные обстоятельства не позволяют спелеологам посвящать себя целиком любимому делу".

Медунец и Гуля возобновили исследования лишь в сентябре. Сначала они решили обследовать кирпичный ход, в который они не пошли в прошлый раз. Ход был довольно низкий - 1,2-1,4 м. Вскоре он привёл в колодец, из которого на разных высотах шло два хода. Гуля, Медунец и Ярик пошли в верхний. Шли они наугад, не рисуя ни карты, ни даже приблизительного плана. Вскоре они вышли в ещё один колодец, из которого шло три хода. Они снова пошли в верхний. Этот ход долго петлял и, наконец, привёл к выходу, закрытому тяжёлой железной дверью, которую они с трудом открыли. Немного отдохнув, они снова пошли под землю. Недалеко от входа был боковой отворот влево, куда они и пошли. Этот ход привёл их к развилке. Ходы шли прямо, вправо и влево. Тут Ярик захотел домой, Медунец тянул всех дальше, Гуля воздерживался от определённого мнения. Кинули монету. Повезло Медунцу. Решили пойти налево. В коридоре, по которому они шли, им встретилось несколько летучих мышей, одна из которых, пролетев прямо перед лицом Ярика, сбила его с ног. Вскоре они пришли к выходу, закрытому железной дверью, которую не удалось открыть. На этом они решили поход закончить.

В следующий раз Гуля и Медунец пошли уже вдвоём, взяв ручку, тетрадь и компас, с твёрдым намерением нарисовать план. Поход кончился неудачно: в середине пути была потеряна ручка. Когда они за ней возвращались, Гуля упал с 3-4-метровой высоты и повредил ногу. Это на две недели вывело его из строя. Но они не прекратили исследования.

В следующий раз, в самом начале третьей четверти (в середине января), они решили нарисовать план той части пещеры, которая идёт на северо-запад от большого колодца. Недалеко от большого купола была развилка. Они пошли прямо. Вскоре они увидели боковой отворот, потом ещё одну развилку. При этом они всё время старались идти прямо. Вскоре они пришли в колодец, из которого шло два хода. Это всё они заносили в тетрадь. План получался довольно подробный. Они пошли в верхний ход. Он вскоре привёл к развилке, которую они видели раньше. Времени уже не было, поэтому они пошли домой.

В следующий раз они пошли в ход, идущий вправо от первой развилки. Там оказался тупик. Тогда они пошли вправо от второй развилки. Ход сильно петлял, а потом раздвоился. Оба хода вели к выходам. Эти выходы располагались на склонах Днепра юго-восточнее Аскольдовой могилы. В одном из ходов возле выхода они увидели ледяные образования. Они были настолько прозрачными, что через них можно было смотреть, как сквозь очень чистое стекло. Немного отдохнув, они пошли в боковой отворот, находящийся между развилками. По направлению этот ход, не повышаясь, шёл прямо под гору. Они думали, что находятся на значительной глубине. Скоро их предположение подтвердилось: они вышли в вертикальный колодец, идущий на поверхность. Его конца не было видно, но там было чёткое эхо. Прикинув время запаздывания эха (1/3 с), Гуля примерно оценил глубину колодца. Получилось метров 50. Потом ход повернул и раздвоился. Там они увидели провод с лампочками и пошли за ним. Скоро провод кончился. Потом стало холоднее - значит, скоро выход. Ход раздвоился. После раздвоения они увидели ледяные сталагмиты высотой полметра. Ход, идущий вправо, скоро кончился выходом, закрытым досками, которые они разобрали и вылезли на поверхность. Они очень удивились, когда увидели, что уже стемнело. То, что в пещерах время идёт медленнее, отмечал и Н.Кастере: "Кто из спелеологов, опустившись в пропасть средь бела дня, не удивлялся, выйдя оттуда глубокой ночью, когда уже зажглись звёзды, хотя он ещё ожидал увидеть солнце?"

Было очень холодно - около -10° - так что они очень замёрзли. Медунец даже не мог расстегнуть пуговицы на куртке. Тогда он понял главное преимущество кнопок.

Исследование штолен было почти закончено. Неисследованными остались всего несколько ходов. Они уже могли кое-как ориентироваться в этой системе. Они также поняли, что Большой колодец - это самая середина системы. На юг от него ходы образуют три полукольца. Внутреннее находится на наибольшей глубине; среднее - самое разветвлённое; внешнее было исследовано лишь наполовину. От хода, идущего на юг из Большого купола, было несколько ответвлений в среднее и внешнее полукольца и к выходам. Куда шёл основной ход, они не знали. Они также не изучили некоторые отвороты среднего полукольца. Этим они занялись в следующий раз.

Их отправной точкой был выход, заложенный досками. Когда они туда пришли, то поняли, что там кто-то есть. Это подтверждалось свежими следами на снегу и ещё не успевшей остыть пустой пачкой сигарет "Экспресс". Сначала они боялись туда идти, но потом решились. Ледяные сталагмиты были кем-то обломаны. В коридоре возле выхода летало несколько летучих мышей, вероятно, спугнутых теми исследователями. Одна из мышей села на потолок. Гуля и Медунец тогда их ещё побаивались, поэтому, когда они поймали её шапкой, она вырвалась и улетела. Они пошли дальше и вскоре пришли к развилке, где они с Яриком когда-то бросали монету. Вправо был выход, прямо разветвлённая система среднего полукольца шла к Большому куполу. Влево они ещё не ходили. Они решили обследовать неизвестный ход. Скоро они увидели спящую на потолке мышь. Они положили её в шапку и отнесли к своим вещам. Они решили, что Гуля с целью изучения летучих мышей отнесёт её к себе домой в кармане своего пальто. Положив летучую мышь в карман пальто, они пошли дальше исследовать неизвестный ход.

Вскоре они увидели, что пол штольни изменился: в нём были промыты маленькие углубления, в которых образовался пизолит - пещерный жемчуг. В пещере вода насыщена Ca(HCO3)2, который при нормальных условиях очень медленно разлагается на нерастворимый CaCO3 и воду. Поэтому в пещере все предметы покрываются кальцитом. Так же образуются сталактиты, сталагмиты, сталагнаты, если вода капает с потолка. Если в воде есть ещё какие-нибудь примеси, цвет натёков может меняться. Если песчинка попадает в водоворот, то обрастает она равномерно со всех сторон, и получается твёрдый шарик - пизолит. Если условия не идеальные, то пизолит может получиться не совсем гладким, или не очень круглым. Набрав себе самого красивого жемчуга, Гуля и Медунец пошли дальше. Но этот ход, как и все его отвороты, заканчивался тупиком. На этом они поход закончили.

У Гули дома мышь жила нормально, но ничего не ела. Оказалось, что она способна пролезать через очень узкие щели - менее 1 см. Она постоянно или летала по квартире, или висела на стене. Летучая мышь могла слёту надёжно прикрепляться к гладкой стене. Она цепляется за стену коготками на задних лапах и висит головой вниз.

В следующий раз, через два дня, они решили исследовать неизвестные отвороты среднего полукольца и отнести мышь обратно. Оказалось, что почти все отвороты заканчиваются выходами. Тогда они догадались, что вода из этой системы стекает в трубы, а из труб - в Собачий купол, откуда она попадает в Днепр. В одном из отворотов среднего полукольца было много воды, сверху покрывшейся льдом. Там с ними произошёл интересный случай: когда они туда заходили, лёд начал ломаться, и из-за своеобразной акустики пещер им показалось, что впереди кто-то идёт.

В колодце, в который Гуля упал, они исследовали нижний ход. Это оказался тот самый ход, где они боялись намокнуть в первый поход в эти штольни.

Потом они решили узнать, куда ведёт внешнее полукольцо. Оно привело к вертикальному колодцу, закрытому бетонными балками.

Осталось узнать, куда ведёт основной ход на север от большого купола. Туда они и пошли. Он долго петлял и, наконец, привёл к выходу возле Зелёного театра. Там они увидели выход, вероятно, из какой-то новой системы штолен. Они сделали разветку и убедились, что новая система тоже очень разветвлённая.

Когда они спускались вниз к трамваю, они увидели стену, которую Гуля сразу узнал. Он здесь был в пятом классе. На этой стене часто тренируются альпинисты, а внутри стены есть пещера.

Возле стены они увидели люк, в котором на глубине 2,5 м шёл ход. Но они туда не спустились.

Эта находка их очень обрадовала.

После этого Медунец и Гуля уже не так активно исследовали эту систему: на весенних каникулах Гуля уехал, к тому же они знали ещё несколько неисследованных ими пещер. Во время весенних каникул Медунец ходил в штольни в качестве экскурсовода первый раз с Яриком и Юрочкой Панчулом, а второй раз с Клёпой. С Клёпой Медунец исследовал отворот внутреннего полукольца с лампочками. Он заканчивался выходом. С Клёпой они встретили хорошо снаряжённую экспедицию: в комбинезонах, с налобными фонарями. Но у них не было энтузиазма - они даже не верили, что в этой системе можно ориентироваться без плана.

Исследование этой системы, в общем, закончено. Неисследованными остались только несколько отворотов среднего полукольца и ещё один ход, до которого не хватало лестницы.

ГЛАВА 4

КИТАЕВСКИЕ ПЕЩЕРЫ

Историческая справка о киевских пещерах

Искусственные пещеры и гроты люди начали строить очень давно. По свидетельству древнегреческого историка Диодора Сицилийского (I в.н.э.), в Италии даже в его время использовали под жильё пещеры и искусственные гроты. Широко известны парижские катакомбы, общая протяжённость которых равна 300 км. В нашей стране тоже много искусственных пещер. В Крыму и на Кавказе есть пещерные города: Мангуп, Чуфут-Кале, пещеры Гареджи и др.

В среднем Поднепровье вдоль высоких берегов Днепра расположены целые группы пещер. Наиболее многочисленные находятся в районе Киева. Уже в 70-х годах XIX века известному исследователю киевских древностей В.Антоновичу удалось собрать сведения о 45 пещерах, вырытых в лёссе. Лёссовый пласт расположен сверху и имеет толщину 5-10 и более метров. Вырытый в лёссе неширокий ход с закруглённым сводом не разрушается в течение длительного времени, т.к., во-первых, лёсс практически не пропускает воды, и, во-вторых, у лёсса очень стабильная структура.

Киевляне XVI-XVII вв, зная, что пещерные ходы есть и в других местах Поднепровья, были глубоко убеждены, что подземные галереи тянутся на сотни километров, и, войдя в них в Киеве, можно выйти в Смоленске, Любече или Чернигове. Подобные легенды были известны далеко за пределами Киева.

Предполагают, что отдельные пещеры на территории Киева могли появиться значительно ранее XI века (времени основания Печерского монастыря).

Остановимся подробнее на каждой группе пещер.

1. Галереи-потерны.

Это подземные ходы, выкопанные для фортификационных целей. Во время осады города или замка ими можно было воспользоваться, чтобы незаметно вырваться из вражеского кольца.

Такие ходы известны около ул. Лысенко, в районе Печерской возвышенности, на ул. Суворовской, на территории бывшего ипподрома, на ул. Наводницкой, возле Софийского собора и др. Эти ходы в основном имеют высоту около 2 м и ширину около 1,5 м. Сделаны они из кирпича, вырыты в лёссе или выложены сосновыми брёвнами. Скорее всего, эти галереи делались до XVII века.

2. Пещеры Кирилловского монастыря.

Возле Кирилловского монастыря XII века находится группа пещер. По Антоновичу, их около 20. Среди окрестных жителей бытовали предания о том, что в данной местности спрятан большой клад гетмана Мазепы. Поэтому люди, не жалея трудов и расходов, расчищали занесённые илом ходы. Но клада так никто и не обнаружил.

Эти ходы были более 1,5 м высотой и около 1 м шириной. Находки, сделанные в этих пещерах, свидетельствовали о том, что там жили люди.

В 50-х годах XX века Кирилловская церковь, выдающийся памятник искусства Древней Руси, дала трещину. Но почему, ведь она простояла более 800 лет? Скоро было выяснено, что трещины в стенах церкви были вызваны наличием под её фундаментом каких-то пустот. Исследования показали, что эти пустоты были обыкновенными пещерными ходами. Очевидно, про их существование не знали при строительстве Кирилловской церкви. Это даёт право предполагать, что пещеры появились здесь не позднее IX-X вв, а может быть, и в более ранние времена.

3. Лаврские пещеры.

Лаврские пещеры - наиболее известные из пещер Киева. Они делятся на две группы: Ближние и Дальние пещеры.

В конструктивном отношении Ближние пещеры ничем не отличаются от других киевских пещер. Это длинные подземные коридоры с церквями, кельями (где жили монахи), аркосолиями (куда вставлялись трупы святых), нишами и нишками. В Ближних пещерах есть три церкви; Антониева сооружена в XI веке. В ней и ныне стоят мраморные колонны, поддерживающие верхние своды.

Галереи Дальних пещер также группируются вокруг подземных церквей. Отдельную часть их составляют Варяжские пещеры - древнейшие сооружения Лаврского заповедника. Здесь, по преданию, спрятан большой клад латинской серебрянной посуды. Варяжсние пещеры не имеют ни подземной церкви, ни аркосолиев, и датируются древнерусским временем.

Лаврские пещеры вырыты в лёссе и имеют глубину от 5 до 20 метров. Общая их длина превышает 500 м.

Часть Лаврских пещер оборудована для посещения туристов.

4. Зверинецкие пещеры.

Весной 1862 года киевский художник Зайченко возвращался из церкви Троицкого монастыря на Зверинце (теперь - Центральный республиканский ботанический сад АН УССР). Внезапно он заметил провал. Любопытство победило страх, и Зайченко спустился в глубокую яму. При тусклом свете восковой свечи он увидел длинную пещеру, в которой было много человеческих скелетов. Он сообщил о своей находке, однако инженерное ведомство, учитывая аварийное состояние отдельных частей хода, запретило проведение исследований. Вход в пещеру засыпали и со временем о ней забыли.

Через 30 лет в результате оползней открылось ещё два входа в Зверинецкие пещеры. В 1912 году к раскопкам приступили археологи Эртель и Вельмин. Результаты исследований Эртель опубликовал в книге "Древние пещеры на Зверинце в Киеве".

Эти пещеры датируются XI веком. Наличие человеческих скелетов объясняют нашествием татаро-монгольских орд в 1240 году. Вероятно, местные жители скрывались от смерти в пещерах, а враги засыпали вход.

5. Пещеры Церковшины.

Первые описания пещер в урочище Церковщина, что на южной окраине Киева, встречаются в "Описании Киево-Печерской Лавры" (1832), а также в одной из работ М.Максимовича, первого ректора Киевского университета. Как сообщает Максимович, рядом с пещерой был обнаружен фундамент древнерусской церкви, в связи с чем Максимович считал возможным датировать пещеру домонгольским веременем. К сожалению, пещерные ходы сейчас очень разрушены, ко всему приложили руки грабители. В пещере есть церковь.

На соседнем холме также удалось обнаружить пещеры, но входы были сильно завалены землёй, и пещеры остались неисследованными.

6. Китаевские пещеры.

Китаевские пещеры расположены в 3-4 км от устья Лыбеди на холме и по своему виду напоминают лаврские. Впервые они были обнаружены в 60-х годах XIX века в результате обвала, но исследования тогда не проводились. Только в 1910-1912 гг начались раскопки. Работать приходилось в очень сложных условиях, ибо каждый шаг угрожал обвалами и опусканием почвы. В подземном ходе были найдены остатки сложенного из нескольких кирпичей очага. Наибольшая высота достигала 1,4 м. В результате исследования довольно запутанного лабиринта пещер, в некоторых местах которого были обвалы, удалось найти ещё один очаг, обогревательную печь, разбитый изразец без глазури и орнамента, а также много вещей домашнего обихода: огниво, точильный брусок, черепки глиняной посуды и др. Всё это даёт основания датировать Китаевские пещеры XI-XII веком.

Разумеется, здесь описана лишь малая часть киевских пещер. Многие из них ещё не исследованы или вообще неизвестны, хотя исследование пещер немаловажно для того, чтобы полнее узнать историю Киева.

Большинство пещер, в которые лазят Гуля и Медунец (а точнее - все, кроме Китаевских), вероятно, не старше начала XVIII века, а, может быть, ещё моложе.

Впервые о Китаевских пещерах Медунец и Гуля узнали летом 1985 года из книги П.Толочко "Тайны киевских подземелий". И вот в декабре того же года Ярик сказал, что во время экскурсии им показывали вход. Медунец и Гуля договорились с ним пойти туда на зимних каникулах. Но Ярик в последний момент отказался, и они пошли в середине января. Ярик очень сомневался, найдёт ли он их. Но нашёл он довольно быстро, и Медунец и Гуля полезли туда, а Ярик пошёл домой, т.к. лезть внутрь не хотел. Основной вход находился почти на самой вершине холма и был сделан из кирпича, тогда как сами пещеры были лёссовыми. Кроме основного входа было несколько обвалов, через которые также можно было войти в пещеру. Пещеры были низкие - в некоторых местах нужно было ползти на животе - и очень пыльными. Медунец и Гуля посмеивались над автором статьи в "Прапор╕ комун╕зму", в которой предлагалось открыть Китаевские пещеры для экскурсантов, как Лаврские.
План Китаевских пещер
План Китаевских пещер

Китаевские пещеры были очень посещаемыми, поэтому вместо древнерусских надписей на стенах были современные автографы. Но с древних времён там остался хорошо сохранившийся очаг. Один из ходов приводил в большую комнату, сложенную из кирпича. Диаметром она была метров 5, в ней можно было стоять в полный рост. Для чего она предназначалась, они не знали. Недалеко оттуда они увидели кельи. Эта пещера была очень разветвлённая, но обследовали они её за полчаса, т.к. все коридоры там были очень короткие - не больше 10 м.

В следующий раз Гуля и Медунец пошли туда уже в качестве экскурсоводов - показать пещеры Ярику и Клёпе. Надо сказать, что суеты тогда было гораздо больше, и ходить вчетвером и Медунцу, и Гуле не понравилось. Тогда же они делали фотографии, но они очень плохо получились из-за сильной пыли.

Китаевские пещеры не понравились Медунцу, Гуле и Клёпе из-за того, что они короткие, пыльные и низкие. Например, штольни в этом отношении гораздо лучше.

ГЛАВА 5

РАЗНЫЕ ПОХОДЫ ФЕВРАЛЯ - АПРЕЛЯ 1986 ГОДА

О фотографировании в пещерах.

Пещерная съёмка совсем не похожа на обычную съёмку. В пещерах приходится снимать при искусственном освещении, чаще всего при свете фотовспышки. Если она должна питаться от сети, нужно зарядное устройство. Многие фотографии в этой книге сняты при помощи фотовспышки "Салют". Если у фотоаппарата есть постоянная выдержка (Д или Т), то можно делать кадры, несколько раз освещая объект вспышкой (например, с разных сторон), но тогда нужен штатив или хотя бы тросик для спуска затвора.

Наводить на резкость обычно приходится, используя шкалу глубит резкости, т.к. визуально в полутьме это делать очень трудно.

С фотоаппаратом в пещере могут случиться самые непредвиденные вещи: он может упасть в воду, удариться о стену. Поэтому для съёмки в пещере нужно выбирать недорогой и прочный аппарат, к тому же достоинства дорогих фотоаппаратов - высокие скорости затвора и светосильный объектив - под землёй не так существенны, как на поверхности.

Многие фотографии в этой книге снимались фотоаппаратом Агат-18. Он удобен тем, что он маленький, что на обычную плёнку им можно снять 72 кадра, он достаточно надёжен, у него хороший видоискатель и большая глубина резкости. Но важным его недостатком является то, что у него нет постоянной выдержки.

Фотовспышка необязательно должна быть мощной, но она должна питаться от батареек или аккумуляторов. Существенным недостатком всех электронных импульсных ламп является то, что они часто перестают работать от сырости.

Чувствительность плёнки не имеет большого значения, поэтому лучше брать более мелкозернистую и менее дорогую плёнку 65 или 32 ед.

В начале февраля 1986 года Медунец и Гуля почти обследовали штольни памятника Славы и искали новые объекты исследований. Тогда Медунец предложил посмотреть, откуда вытекает река в крепости, где сосредоточено много пещер. Вода была тёплой: около +7° при температуре воздуха -10°. От ручья шёл небольшой пар. Скорее всего, ручей вытекал из какой-то трубы, в которую попадал из штолен, но они решили проверить. С ними пошёл бывший гулин одноклассник Жук, которому в пещерах главное было - что-то найти. Частично переодевшись, Медунец и Гуля пошли на разведку. Сначала они шли по прямоугольному бетонному коридору высотой чуть выше метра. Через 20 м они вышли в невысокий бетонный колодец, сверху закрытый бетонной крышкой. В стенах там торчали железные прутья, на которых можно было оставить одежду. Сразу за колодцем справа из трубы лился довольно сильный поток воды. Дальше ход был высокий - метра 2 - и кирпичный. Они пошли назад, сказали Жуку, что это пещера, переоделись и пошли исследовать только что открытый ход.

Вскоре за колодцем они увидели слева на высоте 1,5 м трубу, в которую можно пролезть. Вдалеке слышалось журчание воды, хотя труба была сухая. Её они решили обследовать в другой раз. Недалеко от неё к основному ходу справа примыкала штольня. Её исследование они также отложили. Через 15 м они увидели ещё один отворот. Это был низкий кирпичный ход, по которому нужно было двигаться ползком. Они пошли прямо. Дальше ход понижался, так что нужно было ползти на четвереньках, потом он постепенно понижался ещё, и они вынуждены были ползти. Этот ход находился на маленькой глубине, поэтому там было холодно: пол был покрыт коркой льда. По дороге они видели около шести таких же низких боковых отворотов, но всё время ползли прямо. Когда они двигались таким необычным способом, Жук тянул Гулю и Медунца назад, но они его не слушали. Метров через 80 они вышли в какую-то комнату. Из неё шло ещё два хода. Из одного бил дневной свет. Медунец решил посмотреть, что это такое. Выход был так узок, что он смог высунуть только голову. Он увидел, что находится под окном какого-то дома, видимо, на территории Лавры, а эта комната была подвалом.

Второй ход был низким, но вскоре расширился и превратился в сухую тёплую пещеру, которая, к сожалению, быстро закончилась завалом. Нужно было возвращаться.

На обратном пути они замёрзли гораздо сильнее. Поэтому всё время меняли способ ползанья: на животе, на боку, ногами вперёд и т.д. Н.Кастере писал: "Накопление научных знаний и притягательная сила неизвестного, призыв тишины, несравненные интеллектуальные радости вполне окупают мучительные и трудные минуты, когда тащишься весь в грязи, преодолеваешь головокружение и обдираешь свою кожу о камни". Пока они лезли, они так сильно замёрзли, что не могли расстегнуть пуговицы на одежде. А поскольку они мёрзли довольно долго - около трёх часов - они были уверены, что простудятся. Но они не получили даже насморка. Про одну экспедицию, которая долго находилась в ледяной воде и сильно замёрзла, Н.Кастере писал: "При других обстоятельствах и в других условиях шестеро участников этой "земноводной" экспедиции на следующий день, вероятно, схватили бы хороший насморк, то бишь, ларингит, а может быть, даже и плеврит. Но каждый знает, а спелеологи лучше всех по собственному опыту, что в подземных исследованиях постоянное пребывание в ледяной воде, в сырости, в никогда не просыхающей одежде не оставляет никаких следов, никаких осложнений и не вызывает даже ревматизма. Всё это может показаться парадоксальным, невероятным и необъяснимым, но таковы факты". Это Медунец и Гуля не раз проверяли на себе. Исследование этой очень интересной системы они решили отложить до наступления более тёплой погоды.

Вскоре после этого похода один знакомый Медунца Евтух, который учился в параллельном классе, сказал, что знает пещеру на Лысой горе. О том, что там есть интересные пещеры, Гуля и Медунец знали из книги П.Толочко "Тайны киевских подземелий". Поэтому они пошли с Евтухом смотреть пещеру. На Лысой горе было 8 тоннелей длиной метров 30 каждый, высотой 6 м и шириной 4 м. На кирпичах возле входа были различные автографы. Самый старый - 1905 год. На одном кирпиче была надпись "KIEW, 1943". Вероятно, эти тоннели были построены в начале века для военных целей. Но Гулю и Медунца больше интересовали пещеры.

Вот Евтух их привёл к входу в пещеру. Но через 10 м их останавливает семиметровый колодец, куда они спуститься не смогли. Евтух говорил, что он туда спускался, и что там ещё несколько таких же колодцев. Сверху колодец выходил на поверхность.

Когда они вышли из пещеры, Медунец заметил ещё один полузасыпанный вход, исследование которого они отложили.

Поскольку у них ещё было время, они решили погулять по Лысой горе. Там они нашли ещё три пещеры, одна из которых была сразу после входа завалена.

В следующий раз они пошли вместе с Яриком. Они были разочарованы: все ходы, которые они нашли, кроме того, в котором был колодец, заканчивались завалами. Там остался неисследованным только ход с колодцем. Но ведь на Лысой горе могут быть и другие, ещё неизвестные Медунцу и Гуле ходы.

В следующий раз они пошли исследовать пещеру в стене возле Зелёного театра. Когда они спускались к ней от метро "Арсенальная", Медунец заметил кирпичный ход. Но кирпичи не были старыми, поэтому они назвали этот ход кирпичной штольней. Её они решили исследовать в следующий раз.

Сначала они пошли не в люк, а в стену. Медунец переоделся и пошёл на разведку, т.к. Гуле не хотелось зря переодеваться на морозе. Один из отворотов шёл в комнату. Обследовав её, Медунец сказал, что там нет ничего интересного. Потом он спустился в люк. И вдруг, к удивлению Гули, он вышел из той комнаты. Оказалось, что этот ход он просто не заметил. Тогда Гуля переоделся, и они решили пойти в другую сторону от люка. Тут они услышали чьи-то голоса и на всякий случай затащили вещи в ход. Потом они увидели, что кто-то спускается через люк вниз. Это оказались два семиклассника, Паша и Масик. Паше нравятся пещеры, но ему не с кем ходить, поэтому он берёт с собой кого-нибудь, в основном одноклассников. Они вчетвером исследовали этот ход и убедились, что он заканчивается тупиком. Тогда они решили исследовать последний ход в этой пещере. Из него текла вода. Ход шёл вверх. Вскоре они увидели, что вода падает из верхнего хода, куда ведёт лестница, а основной ход продолжается. Они перебежали водопад, естественно, немного намокнув при этом, но увидели, что ход кончается тупиком. Тогда они пошли в верхний ход. Но и он переходил в трубу. Им пришлось возвращаться. На морозе гулины волосы покрылись льдом, т.к. они были мокрые, а на улице было около -5°. Оставив Паше свои телефоны, Гуля и Медунец пошли домой.

Но Паша так и не позвонил. Это заставило Гулю вспомнить, как в пещере "8 куполов" он встретил двух парней, но в последний момент не захотел с ними лазить. Случай совершенно аналогичный. Вспоминая свои мысли, он пришёл к выводу, что просто не хотел от кого-то зависеть. К тому же, у каждого своя манера исследования пещер, свои традиции. Например, одни ходят по пещерам медленно, а другие - так же, как на поверхности; одни хотят что-то найти, а другим интересно рисовать план; наконец, одни относятся к пещерам очень бережно, а другие на каждом шагу оставляют автографы. Так что по отдельности лазить лучше, наверное, и для Паши, и для Гули и Медунца.

В то время они прочитали книгу В.Танасийчука "Под землёй с фотоаппаратом" и решили попробовать фотографировать в пещере. Сначала они решили снять Собачью пещеру. Нести с собой в пещере фотоаппарат, вспышку и зарядное устройство с множеством проводов, в которых они постоянно путались, было очень неудобно. Н.Кастере по этому поводу говорил: "Эта противная механика, с которой я, быть может, просто не умел правильно обращаться, причинала мне сплошные неприятности". К тому же, когда вспышка заряжалась, зарядное устройство довольно неприятно пищало. Объектив фотоаппарата постоянно загрязнялся, вспышка работала через раз, а то и через два. Поэтому им удалось сделать всего около десяти снимков, потом вспышка сломалась. К счастью, эти кадры получились.

Через неделю, 13 марта, они пошли исследовать кирпичную штольню. Подойдя к ней, они начали думать, где переодеться: вокруг было людно. Решили переодеться внутри. Сначала спустился Медунец. Он сказал, что в одну сторону пещера кончается, а с другой стороны виден дневной свет. Чтобы Гуле зря не переодеваться, он пошёл на разведку. Дневной свет попадал в пещеру через отверстие в потолке, а ход шёл дальше. Когда Гуля переоделся, выяснилось, что один фонарь не работает. Медунцу пришлось идти с аккумуляторным фонариком. Через 150 метров они наткнулись на колодец глубиной метров 10, куда они спуститься не смогли.

Поскольку у них ещё было время, они решили полазить в Зелёном театре. На стене, в которой была пещера, тренировались альпинисты. Один из них залезал на самый верх (метров 15) без страховки. Медунец и Гуля немножко посмотрели на альпинистов и пошли домой, т.к. окончательно замёрзли.

Дома Медунцу в голову пришла такая мысль: если они разобрали завалы из бетонных балок в Собачьей пещере, то почему бы не попробовать разобрать каменные завалы на верхнем ярусе? Эта идея понравилась Гуле, и в воскресенье, 16 марта, они пошли в Собачью пещеру.

По дороге они распределили обязанности: Медунец идёт поверху и спускает верёвку, а Гуля внизу привязывает к ней верёвочную лестницу. Потом по гулиным командам Медунец поднимает лестницу до нужного уровня, после чего сам идёт к Гуле. Так они и сделали. По дороге к пещере Медунец нашёл изогнутый железный дрын, который взял с собой и принёс к Гуле. Потом Гуля полез за верёвкой, которую они надеялись найти возле бетонных завалов. Для этого Гуля перелез через три завала и действительно нашёл там верёвку, которая лежала там с прошлой весны, когда они с её помощью разбирали эти завалы. Когда Гуля взял верёвку и перелез обратно, они пошли за фотоаппаратом, который забыли возле входа. На обратном пути Гуля заметил, что никто фотоаппарат не несёт. Оказалось, что Гуля дал его Медунцу и думал, что тот его несёт, а Медунец поставил его на пол и думал, что его возьмёт Гуля. Посмеявшись, они пошли к выходу. Там Медунец нашёл ещё два тяжёлых лома. Они разыграли, кому нести лом, а кому фотоаппарат. Выпало лом Гуле. По дороге к куполу Гуля залез в повышение потолка в том месте, где прямой ход примыкает к большому, и рассмотрел стены. Там ничего интересного не оказалось. Прийдя в купол, Гуля, хоть он и устал от лазанья по стенам, лома и завалов, полез первый, т.к. Медунец боялся. Но когда он пролез половину, то увидел, что лестница не достаёт до карниза. Поэтому они решили пойти наверх и немного поднять лестницу. После того, как они это сделали, Гуле удалось убедить Медунца лезть первому, т.к. Гуля устал и хотел воспитывать в Медунце смелость. Медунец залез лишь со второго раза - первый раз он где-то посередине лестницы забоялся и начал спускаться. Второй раз Гуля хотел его сфотографировать, но у фотоаппарата заел затвор, и Медунцу пришлось немножко повисеть. Потом Гуля, так и не починив, отпустил его, т.к. у лестницы отвязалась ступенька. Привязав её, Медунец спустил лестницу Гуле. Гуля привязал к ней верёвку и дрын, и Медунец поднял их наверх. После этого Гуля залез сам, и они приступили к разборке каменного завала. Работали они долго, камни были тяжёлые - килограмм по 300. Вынимая один из камней, Медунец дрыном разбил стекло своего фонаря. Когда упали камни, находившиеся сверху, Медунец, отпрянув, ударился спиной о лежащие на полу камни. Дрын завалило, и они вынуждены были идти домой.

На весенних каникулах Гуля уехал, поэтому Медунец ходил в штольни с Юрочкой Панчулом, Яриком и Клёпой. Эти походы описаны в гл. 3, поэтому здесь на них останавливаться нет смысла.

После гулиного приезда, 1 апреля, они вдвоём пошли в штольни Низких пещер, или Низкие штольни. В пещере Медунец залез в трубу, которую они не обследовали в феврале. Но через 15 м она выходила в другую, более узкую трубу. В штольнях вскоре их остановил подъём, на который легко было бы залезть, если бы не поток холодной воды, лившейся из верхнего хода. Минут 10 они стояли и думали, что делать. Потом Гуля решился и залез. Он согнал воду вниз, чтобы, когда лез Медунец, поток был не такой сильный. Когда они оба залезли, то увидели, что через 20 м ещё один подъём, только верхнего хода не было видно, потому что смотреть вверх мешал поток воды. Там стояла металлическая лестница. Видно было, что вода падает с большой высоты. Они решили подождать, когда будет теплее, и тогда залезть.

В следующий раз они пошли в воскресенье, шестого апреля. Сначала решили взять верёвочную лестницу, которая лежала в Собачьей пещере уже больше двух недель, а потом пойти в Низкие штольни помокнуть. Лестница оказалась не в куполе, а в основном ходе. Её кто-то перенёс, но, к счастью, не взял с собой. Когда они подошли к выходу, их увидел какой-то рабочий. Они не захотели с ним связываться, и потому пошли к выходу с гербом. Им повезло - люк был открыт. Немного отдохнув, они пошли к штольням. Но вход был на таком людном месте, что они решили в воскресенье туда не лезть. Поэтому они решили исследовать дыры на Зверинце, которые Гуля нашёл в седьмом классе и месяца два назад показал Медунцу.

На трамвайной остановке "Музей Великой Отечественной войны" к ним подошёл парень лет 23-25 и предложил ходить вместе, т.к. ему не с кем. Он показал пещеру, рассказал, как они лазили; Медунец и Гуля, в свою очередь, рассказали о себе. Его зовут Андрей. Оказалось, что он живёт в соседнем с Гулей доме. Они договорились встретиться на следующий день.

Потом Гуля и Медунец пошли на Зверинец. Первым по понятным причинам никто лезть не хотел: эти дыры, скорее всего, были чьими-то норами. Всё же Медунец полез. Эта дыра вскоре повышалась, так что можно было стоять в полный рост. Но через 10 м она кончалась тупиком. В две дыры залезть не удалось, потому что они были слишком узкие, а в одну лезть побоялись, потому что она шла 2,5 м вертикально вниз. Им было неприятно: уже давно не боялись пещер, а тут вдруг испугались. Наверное, на них произвели впечатление низкие земляные своды. Они так и не поняли, что это такое: это не нора, но и на искусственную пещеру не очень похоже: кто будет строить пещеру, в которую нельзя пролезть? Поскольку уже темнело, они пошли домой.

Пещера на Лысой горе
Пещера на Лысой горе
На следующий день, 7 апреля, Медунец и Гуля встретились с Андреем и пошли на Лысую гору спускаться в колодец. Но когда они туда подошли, Медунец нашёл этот колодец на поверхности, а за ним два других таких же. Ход кончался выходом, поэтому лезть туда не имело смысла.

Они пошли пешком по направлению к ботаническому саду. Первая штольня им встретилась уже на Зверинце перед Выдубецким монастырём. Там не было ничего интересного, кроме очень красивых сталактитов.
Пройдя её всю, они увидели канализационный люк, и, чтобы не возвращаться, решили его открыть. Когда они вылезли, то увидели, что находятся на дороге, прямо на проезжей части. Это им очень понравилось, никогда раньше они такого не встречали. Потом они нашли ещё одну штольню, совсем не интересную, после чего пошли домой.

План Кошачьей пещеры
План Кошачьей пещеры
В течение недели Андрей не позвонил, поэтому в воскресенье, 13 апреля, они пошли исследовать ту пещеру, которую он им показал. Нашли они её довольно быстро, он хорошо описал расположение входа. В самом начале пещеры они услышали как будто шум камнепада. Они приостановились. Но поскольку шум был постоянным, они пошли дальше и увидели падающую с трёхметровой высоты воду, которая благодаря особенной акустике пещер и создавала иллюзию камнепада. Они пришли к развилке. Дальше шли два кирпичных хода и одна штольня. Сначала они пошли в кирпичный ход налево. Он привёл их к большому куполу. Гуля сказал, что этот купол очень похож на главный купол пещеры "8 куполов", тем более, что Андрей говорил, что там завал разобрали. Спускаться они не захотели. Потом они пошли из развилки направо. Но этот ход быстро закончился завалом. В штольню они не пошли, т.к. там было глубоко - вода затекала в сапоги. Эту пещеру они назвали Кошачьей, потому что возле входя мяукали кошки. После этого они пошли в пещеру "8 куполов" и убедились, что это именно тот купол. На этом они поход закончили.

16 апреля Гуля и Медунец решили иссдедовать пещеры Зелёного театра. Андрей сказал им, что в стене Зелёного театра, как и в стене, на которой тренируются альпинисты, есть пещера. Про неё говорил и Паша. Они решили её найти. По дороге они встретили Жука, и он пошёл с ними. Сначала они увидели люк, из которого шёл вертикальный колодец вниз на 5 м, а внизу шёл горизонтальный кирпичный ход. В самой стене они также быстро нашли ход. Они переоделись и пошли сначала в стену.

Там ход был очень большой - высотой метров 5 и примерно такой же ширины. Три отворота заканчивались завалами из какого-то песка, один - тупиком. В одной из комнат они узнали колодец, который они видели в кирпичной штольне. Теперь они знали, куда она выводит, и име не надо было спускаться в этот колодец. Под полом был ещё один ход, но он был низкий. Они его увидели, т.к. в трёх местах его потолок обвалился. Там нужно было ползти, а на полу этого хода было 2 см воды, поэтому они решили его исследование отложить.

Потом они пошли к колодцу, который был закрыт люком. Жук не стал спускаться и ждал Медунца и Гулю наверху. Когда они спустились, то увидели, что в одну сторону шла труба, а в другую - оень интересный ход. Кирпичи там были очень старые, с потолка свисали сталактиты. Через 15 м они пришли в купол, только наверху вместо хода была труба. Она находилась на высоте 5 м, и из неё капала вода. Они стали возвращаться. Выйдя из колодца, они решили пойти в Низкие штольни помокнуть. Жук пошёл домой.

Подойдя к колодцу, Медунец спросил, не пойти ли домой, но Гуля отказался. Первым полез Гуля, потому что у него был капюшон. Когда он стал под водопад, он подумал, что вода течёт сильнее, чем он предполагал. Он полез. Лез он довольно долго. Поскольку ничего не было видно, он только иногда ощупывал телом стенки колодца, чтобы не пропустить ход. Гуля совершенно не ожидал, что колодец окажется таким высоким. Он боялся двух вещей: что лестница может быть слишком короткой и не достанет до хода, и что наверху хода вообще нет, а вода течёт из трубы. В обоих случаях нужно будет спускаться. Он уже очень устал, а лестница всё продолжалась. Сампоги были тяжёлыми из-за налившейся в них воды. Вдруг он заметил, что скорость воды снизилась. Ещё через 2 м он увидел ход. Наконец-то! Он залез туда и так спокойно сообщил об этом, что Медунец поврил в свои силы и полез к Гуле. Хоть он и слышал, что Гуля лез долго, он всё равно не ожидал, что колодец настолько высокий. Он боялся упасть, потому что у него окоченели руки. Но вот и он залез. Высота колодца была метров 15. Они полностью промокли, как после купания в реке. Немного отдохнув и вылив воду из сапог, они пошли дальше. Вскоре они увидели ход наверх, там был виден дневной свет. Они туда залезли и увидели, что свет попадал в штольни через железную решётку. Поднять её не удалось. Рядом с решёткой был люк, который они тоже не смогли открыть. Тогда они решили обследовать нижний ход. Он раздваивался, но оба конца вели к таким же колодцам, а поскольку ещё раз мокнуть они не хотели, они пошли открывать решётку и люк. Открыли они их одновременно и довольно быстро: Гуля - люк, а Медунец - решётку. Они решили вылезти через люк. Когда они вылезли, то увидели, что этот люк находится на территории Лавры прямо перед Ближними пещерами. После этого они пошли домой, т.к. очень устали.

Этот поход они причислили к незабываемым, как и тот, когда они залезли на второй ярус Собачьей пещеры, и когда они разбирали завалы из бетонных балок.

В конце апреля Гуля опять уехал, поэтому в апреле они в пещеры больше не ходили.

ЭПИЛОГ

Многие спрашивают Медунца и Гулю: "Зачем вы ходите в пещеры?", "Что вы там делаете?", "Что там интересного?". Им ни разу не удалось вразумительно ответить: нравится, и неизвестно, почему. Джоржа Меллори спросили как-то, почему ему так хочется влезть на Эверест. Он ответил: "Потому что он существует!"

Группа из скольки человек лучше всего подходит для исследования пещер? Пожалуй, идеальный вариант - это 2-3 человека. Но почему? Ведь некоторые ходят группами по 5-10 человек, и, вроде бы, всё нормально. Гуля и Медунец ходили в Собачью пещеру вдвоём, втроём, вчетвером и впятером с Балей, Клёпой и Яриком. Тем не менее, основные достижения они сделали вдвоём: разобрали завалы из бетонных балок, поставили третье сочленение, залезли по верёвочной лестнице на верхний ярус и т.д. На первый взгляд, это парадоксальное явление. Всё же, его можно попытаться объяснить.

Когда в пещере большая группа людей, много времени уходит на отвлекающие разговоры, шутки, посторонние дела. Больше времени тратится на разные процедуры: переодевание, залезание по лестнице и т.д., к тому же, снаряжение выходит из строя тем чаще, чем больше людей в пещере, т.к. больше самого снаряжения. Но и это не всё. Если в пещере хотя бы одному надоело, то это настроение передаётся всем остальным, хотя он и не говорит об этом прямо. Поэтому с увеличением числа людей в пещере уменьшается энтузиазм. К тому же, редко найдётся сразу много людей, которые по-настоящему хотят ходить в пещеры, а не для того, чтобы повыпендриваться перед друзьями и особенно перед подругами. Кстати, большинство людей ходят именно для того, чтобы повыпендриваться. Ни Гуля, ни Медунец не знают такого человека, который ходил в пещеры и говорил про них только правду.

Тогда почему всё-таки ходят большими группами? Потому что они более уютно чувствуют себя в большой и шумной компании, чем в тишине. Такие люди называются экстравертами, в противоположность интравертам, которые любят уединяться, часто уходят в себя. Например, Медунец - типичный интраверт, Гуля тоже ближе к интраверту, а вот Ярик - типичный экстраверт. Естественно, мрак и тишина больше привлекают интравертов, а экстраверты идут туда не иначе, как в большой компании. Кроме того, многие лазят в пещеры лишь для того, чтобы что-нибудь найти. Им неважно, в каком составе идти, но лучше идти первым. Например, один гулин знакомый рассказывал, что он с друзьями за 3 часа обследовал пещеру "8 куполов" "до самого конца", т.е. до большого купола, обыскав каждый метр и найдя человеческую коленную чашечку и гильзу от патрона. Такие люди иногда хорошо знают пещеры, однако ходить с ними совсем неинтересно.

Но подавляющее большинство людей, в т.ч. интравертов, испытывают отвращение к пещерам: что интересного в мраке и сырости подземелья? Почти все эти люди никогда не были в пещерах (разумеется, в "диких"). Но отвращение к пещерам настолько глубоко вселилось в их душу, что даже если они там побывают, их отношение к пещерам, вероятнее всего, не изменится. Полюбить пещеры можно только с детства. Например, Н.Кастере впервые попал в пещеру в 5 лет, а в 11 уже в одиночку занимался их изучением. И после этого он всю жизнь любил пещеры и стал известным спелеологом.

Кроме того, многие просто боятся пещер. Одни боятся одиночества, другие, напротив, боятся, что в темноте может кто-то, неважно кто, притаиться, третьи боятся зверей, тоже не отдавая себе отчёта, каких именно, но непременно каких-то зверей. Многие боятся разбойников, убийц.

Помимо всего этого, многие просто боятся темноты. Этот страх, вероятно, атавистичен, он перешёл от доисторических предков, когда ночью человек был беззащитен при нападении какого-нибудь зверя. Ночью человек более мнителен, все шорохи кажутся более подозрительными, угрожающими. Но этот страх исчезает, если человек привык к темноте.

Пещера - идеальное место для душевного отдыха. Здесь нет посторонних шумов, зрительных раздражителей. В пещере забываются все неприятности, они как бы остаются перед входом.

Закончить книгу хотелось бы несколькими цитатами:

    "В уединении я нахожу тайную сладость"  (Лафонтен)
    "Тишь! Мгла! Торжественная пара, величественное дитя античной ночи!" (Юнг)
    "Тишина, подруга отдохновения, наполняет уединение" (Десман)
    "И мы в безмолвной тишине услышим шёпот тайн природы" (А. де Ренье)
    "Сильна лишь тишина, всё остальное - слабость" (А. де Виньи)

Послесловие к компьютерной версии

Я считал эту книжку утерянной лет 15 назад. Поэтому, когда вдруг обнаружился один из экземпляров, я удивился и не смог удержаться, чтобы не отсканировать её и сделать компьютерный вариант.

Многие моменты мне сейчас кажутся смешными, наивными, пафосными, а иногда даже некорректными. Но я не взял на себя смелость хоть как-то редактировать. Потому что сейчас я уже совсем другой человек, и ничего подобного не написал бы, а потому и править не могу.

Книжка была отпечатана в мае 1986 года на пишущей машинке в пяти экземплярах (через копирку), фотографии вклеены в каждый экземпляр, планы нарисованы. И книжка была роздана знакомым. Один из экземпляров совершенно случайным образом попал к Паше, про которого там написано (которого с Масиком встретили в пещере под арсенальской стенкой). Он прочитал, нашёл координаты авторов, и пришёл знакомиться. :)

Мы с Медунцом летом 1986 съездили в естественные пещеры в Крым на Караби, потом втроём с Пашей (Фаней) пришли в спелеоклуб "Подолье" и стали настоящими спелеологами, много ездили в пещеры Тернопольщины, Крыма и Кавказа. Уже со спортивным снаряжением спускались в штольни, по верёвкам прошли два обводнённых колодца и спустились сверху в большой Собачий колодец, таким образом пройдя стык между системой штолен памятника Славы и Собачьей пещерой. Ещё (конечно, помимо естественных пещер) были пещеры Церковщины, туннель под Днепром, подвалы Михайловского монастыря, подвалы замка в Хотине...

С тех пор прошло более 20 лет, мы с всё тем же Пашей (Фаней) недавно вернулись из Непала, где ходили по Гималаям. И наша с ним дружба - заслуга этой книжки. :-)

Гуля, 2008