Когда были проведены первые успешные опыты по копированию людей, это вызвало много споров и бурную реакцию в обществе. Можно ли использовать копии для страховки? Справедливо ли, что копирование могут себе позволить наиболее богатые (а не более здоровые или более умные или люди с лучшими генами)? Каковы юридические права у копии?

Когда однажды на футбольный матч вместо одного известного футболиста их вышло двое, это вызвало большой резонанс, и был принят закон о том, что копии не могут принимать участие в общественной жизни наравне с оригиналом. Были предложения и вовсе запретить создание копий, но за него не проголосовали - всё-таки, очень уж много полезных применений копирование имело и для науки (в первую очередь, для медицины), и для быта.

Копия - это не клон (другой организм с тем же геномом), это поатомная копия человека с сохранением всей молекулярной структуры и нейронных связей. Для того, чтобы сделать копию, человек подвергается глубокой заморозке. Вот с этим и были проблемы долгое время: при замораживании вода расширяется и образует кристаллы льда, которые рвут клеточные мембраны и разрушают нейронные структуры. Сначала эту проблему пытались решить, заменив воду на другую жидкость, которая при замораживании ведёт себя иначе, но получали много негативных побочных эффектов. В конце концов было найдено другое решение: при копировании происходит компьютерная обработка, и воссоздаётся не разрушенная молекулярная структура, а такая, какой она была до заморозки, с целыми мембранами и прочими органеллами. В результате копия обладает теми же знаниями и той же памятью, что копируемый человек, и не понимает, что она копия. Поэтому и перед копированием, и после него в работу включаются психологи. Чтобы копия всё-таки поняла, что она копия, и приняла это.

Какое-то время копии использовались только в медицинских и в военных целях. Был собран всемирный конгресс учёных, чтобы ответить на вопрос: является ли копия полноценным человеком, обладающим квалиа, или это лишь "биоробот", так называемый "философский зомби", который внешне ведёт себя как "одушевлённый" человек, но внутренних переживаний (квалиа) не испытывает. Учёные высказывали разные точки зрения: одни вообще отрицали наличие квалиа как таковых, другие утверждали, что копии обладают квалиа, равно как и оригинал, но после разных докладов и прений пришли к тому, что наука не может однозначно ответить на этот вопрос, потому что экспериментально это определить невозможно, а значит, по критерию Поппера, любые теории на этот счёт не являются научными.

Поскольку вопрос оказался в области скорее этики, чем науки, решение стали принимать конгрессмены. На заседание конгресса они пригласили известного учёного-нейрофизиолога.
- Как вы считаете, - спросили у него, - обладают ли копии внутренними переживаниями, являются ли они личностями в полном смысле этого слова, или это нечто вроде искусственных созданий, внешне воспроизводящих поведение человека?
- Наука не может дать однозначный ответ на этот вопрос.
- Можете ли вы утверждать, то это теоретически неразрешимый вопрос? Или, иными словами, вопрос, лишённый смысла?
- Хм. Нет, я не могу доказать невозможность экспериментального разрешения этого вопроса. Большинство учёных (или даже практически все) считают его теоретически неразрешимым, но доказательств этой неразрешимости пока никто не предоставил.
- Иными словами, возможно, всё-таки удастся однозначно ответить на вопрос об "одушевлённости" копий?
- Лично я в это не верю, но такая возможность существует. Пока мы даже не можем сформулировать понятие "одушевлённости" в научных терминах.
- Понятно, спасибо.
В результате этого заседания конгрессмены постановили, что копии не имеют квалиа и гражданских прав - это было, возможно, не самое этичное, но выгодное решение. В частности, оно позволяло использовать копии для пересадки органов, в медицинских экспериментах (для проверки и сертификации лекарственных препаратов) и как квалифицированных солдат.
Однако, поскольку возможность существования квалиа и доказательства этому в принципе существовала, копии давалась возможность в течение недели предоставить эти доказательства, а по сути - убедить специальную комиссию в том, что у копии действительно есть внутренние переживания, а не просто внешние реакции. А поскольку копия могла приводить доказательства своей одушевлённости, запомненные ещё до копирования (т.е. унаследованные от оригинала), убедить ей было необходимо не только независимую комиссию, но и оригинала. Сделать это было особенно непросто по разным причинам. Во-первых, человеку хочется чувствовать свою уникальность, во-вторых, он потратил много денег на создание копии, и хочет получить от неё результат (например, пересадку органов), а не делить имущество, в-третьих, появлялись проблемы с интегрированием копии в социум (и в семью) - короче говоря, пока ни одной копии не удалось убедить в своей одушевлённости, да никто и не верил, что это в принципе возможно. Все относились к этому как к формальности, необходимой по закону.

Копии использовали в армии, в медицине (в т.ч. при постановке медицинских экспериментов, которые на обезьянах проводить неэтично, да и копии - это ведь люди, как минимум, физиологически), на вредных производствах, в кино (сцены пыток, убийств, изнасилований). Ведь копия - это по сути подвижный манекен, очень реалистично выражающий эмоции боли, страха и другие, но, как и любой другой манекен, не испытывающий их по-настоящему.

* * *

Я проснулся. Открыл глаза, осмотрелся. От увиденного меня прошиб холодный пот. Захотелось опять заснуть, чтобы все вернулось, как было. Я находился в помещении, в котором содержались копии. Ещё вчера у меня было всё хорошо, я был успешным и уважаемым человеком, с женой и детьми, и вот я вдруг оказался бесправным подопытным кроликом. Ещё неделю со мной будут обращаться более-менее нормально, а потом...

У меня есть некоторые мысли о том, как можно отличить философского зомби (т.е. существа, говорящего о своих внутренних переживаниях, но не испытывающего их) от одушевлённого человека, но они нечёткие, и проблема в том, что я их придумал не сегодня. И потому они не убедят второго ("настоящего") меня. Кстати, а является ли он настоящим? Может быть, настоящий только я, а он - философский зомби, мы просто перепутались? Или мы оба одушевлённые?..

Мне нужно придумать что-то новое, чего я вчера не знал. И что могло бы убедить комиссию. Но как, если даже неизвестно, возможно ли это хотя бы теоретически? Пожалуй, у тех, кто думал над этим вопросом до сих пор, не было такой мотивации, как у меня сейчас.

Итак, что отличает человека, обладающего квалиями, от философского зомби, умеющего рассуждать о них? Философский зомби может поддерживать разговор, но не может сформулировать о них ничего нового, чего раньше не знал, и что другие люди сочтут справедливым. Например, философский зомби не может придумать понятие "квалиа", если раньше о нём не слышал. Тот, кто придумал понятие "квалиа", точно обладал квалиа. Ok, но я не могу придумать это понятие, т.к. оно было придумано до меня. Надо сформулировать какие-то свойства, которые ранее не формулировали. Но это всё равно не примут - мало ли, угадал, слашал раньше, вывел логически...

Придумал! Надо не доказывать, что у меня есть квалиа, а что они в принципе есть у копий. Составить список вопросов, и предложить на него ответить и копиям, и оригиналам, причём двойным слепым методом. Если результаты не будут статистически отличаться, значит, копии обладают квалиа (строго говоря, либо же оригиналы не обладают, но этот вариант оригиналы сами отвергнут). Итак, список вопросов:

  1. Если разделить ощущения по группам, как мы их воспринимаем, условно, "болит нога" и "болит зуб" - это вариации одного ощущения "боль", а "красный" и "горький" относятся к разным группам ощущений, т.е. группами являются "боль", "вкус", "цвет", определите, к какой группе относятся какие ощущения (можно выделять в самостоятельную группу или придумывать новые группы):
  2. Осмысленны ли следующие утверждения, и если да, истинны ли они?
  3. То же самое по вопросам из другой группы:
  4. "Слушали" ли вы свои "квалиа" для ответов на вопросы?
  5. Считаете ли, что ответы на эти вопросы должны отличаться для обладающего квалиа человека и для философского зомби?
Проблема в том, что на этот эксперимент нужно больше недели. А само предложение провести такой эксперимент не доказывает, что я обладаю квалиа. Нужно начать эксперимент как можно раньше и убедить дать отсрочку до завершения эксперимента.

Я созвал комиссию. Пояснил, что я не готов предоставить доказательства прямо сейчас, но я готов предложить эксперимент, на который нужно время. Комиссия приняла мои доводы и согласилась поставить эксперимент. И я ("оригинальный") тоже согласился, впрочем, в этом я не сомневался - уж я-то себя знаю, результатам двойного слепого теста я верю, и поступиться научной истиной ради личной выгоды не смогу. :)

Для теста было выбрано 200 пар. Все они были предупреждены об эксперименте, и после копирования они пробуждались в одинаковых условиях, никто из них по внешним признакам не мог определить, копия он или оригинал. Не знали этого и экспериментаторы, проводившие тестирование - в этом, собственно, суть двойного слепого метода.

В результате ответы копий и оригиналов совпали статистически достоверно, т.е. расхождение было в пределах случайности. Разные люди давали разные ответы на вопросы, но в каждой паре ответы (за двумя исключениями) полностью совпадали. На четвёртый вопрос положительно ответили 72% тестируемых, на пятый - 63%. Для интерпретации результатов опроса был созван научный совет. Итогом его были выводы:

  1. Если люди обладают квалиа, то и копии тоже обладают квалиа.
  2. По отношению к копиям должны применяться те же нормы этики и морали, что и по отношению к оригиналам. Фактически мы не имеем права делить два организма на "копию" и "оригинал".

По выводам научного конгресса парламент принял закон о равенстве прав копий и запрете копирования в корыстных целях. Уже имеющиеся копии выпустили на свободу и дали гражданские права. Тем, кому была нужна реабилитация, предоставили психологическую помощь. Этот день отмечался как национальный праздник.

(В это трудно поверить, но это всё от начала до конца - запись моего сна. Возможно, я забыл какие-то детали, и список во сне был длиннее, там были ещё какие-то интересные вопросы, которые я, увы, забыл).